С точки зрения сенсорной интеграции легко дать объяснение тому, зачем груднички при сосании крутят второй сосок, или трогают родинку, или ковыряют кожу и тому подобное. 

Кончик пальца - один из самых тактильно-чувствительных мест человека. Чтобы сосать, нужен поток тактильных стимулов, кончики пальцев дают этот поток, поставляют огромное количество ощущений мозгу, который использует этот поток ощущений для того, чтобы организовать интегрированный адаптивный ответ - то есть сосание.

Практически тот же механизм и у волчат: когда они лапами мнут, мозг образует новые нейронные связи.

Вполне естественно, что некоторый дети сильно нуждаются в таком ковырянии-кручении, а некоторые - почти не нуждаются и удовлетворяются более пассивной тактильной стимуляцией. Дети с трудностями сенсорной интеграции будут нуждаться в такой стимуляции очень сильно, вплоть до того, что ребенок просто не может сосать, если не крутит сосок/не ковыряет/не царапает.

Кстати, понятно почему у меня сын до двух лет не ковырял ничего, а после двух стал царапать мне кожу на руке - по какой-то причине со временем ему понадобились более сильные стимулы, чтобы он мог сосать. И действительно, если я ему не давала царапать - он просто не мог сосать.

Предположу, что дело в  "угасании сосательного рефлекса", и чтобы его "включить" мозгу нужны дополнительные сенсорные стимулы. Я имею ввиду не то рефлекторное сосание, которое есть у ребенка в первые недели жизни, когда он присасывается ко всему подряд. А скорее изменение налаженного стереотипа процесса сосания. Сосание меняется много раз на протяжении всего периода, пока ребенок кормится, режутся зубы, меняется захват, строение рта и гортани, меняется частота и продолжительность прикладываний и т.п.  Некоторым детям с самого раннего младенчества нужны дополнительные тактильные стимулы, а некоторым только с того момента, когда накопятся определенные изменения, которые отвлекают от сосания или затрудняют его.

Ай да сенсорная интеграция! Можно сказать, что она стала для меня сейчас выходом на новый уровень понимания поведенческих процессов.

Ольга Фролушкина, психолог-консультант

Публикуется с любезного разрешения автора.

Комментарии:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить